Русские скауты в Словении

Русские скауты в Словении

В Словении, которая с 1918 г. стала частью Королевства СХС (сербов, хорватов и словенцев), словенских скаутов не было, хотя при австрийской гимназии в Любляне (по-немецки Laibach), в которой учились словенские мальчики, был отряд скаутов (по-немецки – Pfadfinder), в котором работа велась на немецком языке. Обучение в гимназии словенских детей и внешкольная скаутская работа служили онемечиванию словенцев. В Словении до 1918 г. обучение на словенском языке было только в начальных школах.

В городе Целе (Словения) случайно оказались один или два русских скаута. Их имена забыты, но известно, что они там основали в 1921 г. первую дружину словенских скаутов, в которой было 72 человека, всё словенцы, русских детей в Целе в 1921 г. не было. Их считают основателями словенского скаутизма.

В соседней Хорватии, в гимназии в городе Огулин русский скаутский руководитель Максим Владимирович Агапов-Таганский (1890-1973), преподавая латинский язык, своими рассказами так заинтересовал своих учеников скаутизмом, что 10 апреля 1921 г. основал там дружину из двух отрядов – извидников (разведчиков) и планинок (разведчиц). Огулинская дружина вскоре стала лучшей дружиной в Хорватии и Славонии (восточная часть Хорватии), и когда все дружины были объединены в отдел, то 21 июня 1924 г. Агапов (он не пользовался своей полной фамилией) был избран начальником этого отдела. Не будучи ещё начальником отдела, Агапов, зимой 1923-1924 гг. организовал в Загребе курс для руководителей хорватских скаутов. Агапов разработал свою собственную программу, и читать лекции по звеновой системе пригласил русского руководителя Ивана Алексеевича Гарднера (1898-1984). Курс был закончен летом 1924 г. в лагере около города Римске Топлице (Словения).

Курс имел большой успех и Агапов летом 1925 г. провёл второй курс Римских Топлицах с курсантами из Хорватии, а также и из Словении. Начиная с 1926 года и до 1935 почти ежегодно в Хорватии, с курсантами из Словении проводились курсы для руководителей и почти все скаутские руководители в Словении были учениками Агапова.

Девизом курсов Агапов взял слова «Будем как солнце» из стихотворения русского поэта Константина Дмитриевича Бальмонта (1867-1942). После окончания курса, приём курсантов в руководительское братство сопровождался хлебом-солью и пением «Слава на небе солнцу высокому» (из оперы А.П. Бородина «Князь Игорь») И лагерное обещание, «в будущем году снова в лагере», и прожигание галстука веткой от костра, и частушки «журавли», были заимствованы словенскими скаутами у русских. Припев «жура, жура, журавель. Журавушка молодой» хорваты и словенцы пели по-свойму, «Жура, жура, журавэ. Жура ушка мала е». Только последнее «мала е» имело значение «маленькая», а всё прочее было тарабарщиной.

В 1940 г., когда Агапову исполнилось 50 лет, словенские скауты посвятили целый выпуск журнала Skavtska pota (Скаутский путь) этому событию.

В военно-историческом журнале «Часовой», который выходил в Брюсселе был журнал в журнале «Русский разведчик». В «Часовом» № 145 за май 1935 г. в «Русском разведчике» № 16 на С.18 было такое сообщение:

«Воспитанник 3-го класса люблянской гимназии, Игорь Брусникин, 13 лет, в конце 1934 года, (…) собрал звено численностью в 10 человек, нашёл помещение для сборов и после этого подал рапорт о зачислении звена в НОРР (Национальную организацию русских разведчиков – прим. РВП).

Для русских детей в Любляне разведчики устроили первую русскую ёлку. На эту ёлку пришёл генерал М.Н. Воронов, который приказал Брусникину построить звено и прочитал, полученный им от начальника НОРР полковника П.Н. Богдановича приказ о том, что Брусникин назначается старшим звеновым отдельного звена. После этого начались выступления разведчиков. Обо всём этом было подробно написано в «Русском разведчике» № 14 в «Часовом» №143 за февраль 1935 г. в заметке, подписанной И.Брусникиным. а «3-го февраля с.г. (1935 – прим. РВП) на открытом собрании Отделения Национального Союза Нового Поколения (ныне НТС – прим. – РВП) Брусникин же сделал доклад о НОРР, её идеологии, задачах и краткой истории». («Рус.разв. № 15 за март 1935)

Чтобы представлять НОРР перед родителями и общественностью представителем НОРР на Словению был назначен Константин Петрович Григорович-Барский, член НСНП и бывший русский белградский скаут, который поступил учиться в Люблянский университет и благодаря ему Брусникин получил разрешение собирать звено в клубе НСНП. Первый лагерь люблянские разведчики провели летом 1936 г. («Рус.разв. № 23 за декабрь 1936)

С Брусникиным я познакомился 3 января 1937 г. в Загребе. Под моим руководством в Загребе осенью 1935 г. было основано одиночное звено, которое развернулось в отряд и 3 января 1937 г. освятило знамя. На торжество я был приглашён как начальник одиночек, а гостями были начальник отряда скаутов-разведчиков (организация Пантюхова) из Сараева Б.Мартино и звеновой (организации Богдановича) И.Брусникин. Мы предполагали провести совместный лагерь Сараевского и Загребского отрядов, и я пригласил Брусникина приехать с его звеном в наш лагерь, но он сказал, что он ожидает летом мальчиков из Марибора (Словения) и потому не сможет к нам приехать. После лагеря в Мариборе было основано отдельное звено НОРР со звеновым Олегом Минаевым. Расстались мы друзьями, переписывались, и я посетил в 1938 лагерь НОРР в Словении и в день св.Владимира участвовал в паломничестве на Вршич, на богослужение в часовне, построенной русскими пленными в память погибших в снежной лавине русских пленных при прокладке дороги в горах в годы Великой войны (как она тогда именовалась) 1914-1918.

14 июля 1940 г. немцы заняли Париж и Богданович решил расформировать возглавляемую им НОРР. Звенья в Любляне и Мариборе, развернувшиеся к тому времени в отряды, решили работу продолжать, но вскоре, в апреле 1941 вся Югославия была оккупирована немцами и их союзниками. Часть Словении с Марибором (Marburg) отошла к Германии, а Любляна к Италии. И Брусникин и Минаев включились в работу подпольной организации Пантюхова. а после конца войны продолжали работу в ОРЮР, Брусникин в Аргентине, а Минаев в Чили.

Считаю своим долгом поблагодарить Т.В.Рыбкину-Пушкадию за помощь при оставлении этой статьи и присылку ксерокопии, найденного ею в загребском архиве журнала «Скавтска пота»