Благословение Святейшего Патриарха Московского и Всея Руси Алексия II

Летопись маленького похода
PDF Печать E-mail
 

Пожалуй, это был один из самых странных походов за всю историю звена...

Даже когда до выхода оставалось меньше суток, неизвестно было абсолютно ничего. Начиная от банального количества участников и до самого маршрута. Ну, тем же веселее, впрочем.

Так как субботы в последнее время у нас рабочие, а школу прогуливать уже надоело, то было принято решение честно отучиться и отправиться покорять сугробы. Добавив к этому ещё все неувязки с организацией выхода, мы вышли в 16 часов. Ах да, мы - это Дельфин, Стас и Койот. Вот такой небольшой млекопитающей компанией мы и двинулись в лес.

Распугивая спортсменов и собак, которые выгуливали своих хозяев, мы прошли по «Лыжне здоровья» в сторону Городища. И уже думали сворачивать в лес, но прошли ещё немного. А потом ещё чуть-чуть. Ну и ещё. До ближайшего бревна. А теперь до первой канавы. Вот так, ещё сто метров и можно сворачивать. Впрочем, вокруг было слишком красиво, чтобы желать остановиться у конкретной ёлки (нравились все), так что и лишний километр-другой никто не оспаривал. Все просто шли и любовались. Однако, после того как мы сползли с общей проторенной дорожки, стало гораздо веселее. Нет, с одной стороны те же ёлки стали ближе. Другой вопрос в том, что ты сам стал как-то далёк от всего. Вот сделал неосторожный шаг - увяз по пояс и сиди. Ни земли, ни дерева, ничего не чувствуешь. Один снег кругом. Поворчишь-покрутишься, чтобы вылезти, и… увязнешь ещё сильнее. Зато не скучно, что уж там.

Дальше предстоял выбор поляны. Скинув рюкзаки на и так хорошей и удобной полянке, мы отправились в дебри, чтобы найти ещё одну такую же, но подальше - а то не интересно будет. Сидишь, у костра загораешь, а мимо лыжники снуют. Непорядок.

Нужная полянка нашлась довольно быстро, рядом, к тому же, обнаружились и запасные ночлежки в виде поваленных ёлок. Снег, осевший на ветках, толстым одеялом накрыл эти деревья, оставив уютные укрытия под ними. Влезал в них спокойно даже Дельфин со своими габаритами, так что вариант ночёвки для ленивых моржей был найден.

После быстрого разделения обязанностей (а чего тут делить, трое звере.. человек всего), Стас был оставлен играть в зимнюю версию Робинзона Крузо, а Койот и Дельфин, отправились развешивать метки по дороге до лагеря, дабы завтра утром Ястребы, если соберутся, могли попытаться нас найти. Метки получались неудобными: или слишком легко находились, или не находились совсем. Для проверки наблюдательности виды меток менялись от Красной ленты на дереве до выложенных стрелкой веток. В лагере тем временем происходила странная дилемма: ветки есть, растопка есть, пара полешек тоже, костра нет. Почему? А вот потому. Не хочется ему в такой маленькой компании разжигаться и всё тут.

Общая возня с нахождением места, раскладыванием, утаптыванием зыбучего снега и развеской меток заняла у нас без малого несколько часов. В итоге, когда мы снова собрались вместе у зародыша костра, мне настойчиво стало казаться, что кто-то взял и выключил свет. Вот ты стоял, что-то делал, всё нормально, а тут бац - и рук не видно почти. А ещё палатка не поставлена и костёр лишь в сердцах наших обитает. Зато не скучно.

Палатку ставить прямиком на снег глубиной более полуметра - это то ещё занятие, скажу я вам. Причём палатке то вполне нормально. Лежит такая, лёгкая, не проваливается. А ты бегаешь как шальной олень вокруг неё, увязая где только можно. Снег утаптываться категорически отказывался и, словно из вредности, превращался в кашу под ногами. Да, она была ниже наста, но всё равно радостно поглощала наши сапоги целиком. Зато в палатке было мягче, чем на перине. Летом, бывает, на какой-нибудь камушек или шишку ляжешь, всю ночь мешать будет. А тут рухнул, гнездо себе свил, снег под палаткой примяв, и красота.

Таким образом, часам к 8 вечера, вся наша шайка собралась у костра, который к тому времени уже окреп, возмужал, съел даже сырые брёвна, лежащие на снегу, на которых он и был разведён, и теперь планомерно уходил от нас вниз. Вскоре создавалось впечатление, что мы сидим у какого-то горячего источника - ямы метрового диаметра, из которого периодически показывались языки пламени. Но мы тоже не лыком шиты, так что вслед за удирающим костром просто приспускали металлический тросик, натянутый над ним, чтобы ведро с будущим супом не сильно отставало от огня. Пока наш ужин готовился, каждый приводил себя в порядок, вытряхивая снег из самых неожиданных мест. Вообще, после того, как немного обживёшься в этом ледяном царстве, к снегу относишься весьма философски. Вот выйдешь из дома, снег попал под перчатку - всё, трагедия. И холодно и мокро и вообще. А тут сапог снял - снега высыпал, из за шиворота ещё пригоршню выбросил, куртку снял, из-за пазухи достал, выплюнул ещё и т.д - хоть бы хны.

После сытного ужина (а вы попробуйте съесть втроём то, что рассчитано на восьмерых), появилась навязчивая идея наварить ещё и чаю перед сном. На часах было около девяти. Чай по нашим прикидкам времени много занять не должен был, так что отбой предполагался уже на десять часов вечера. Всё равно зимой в лесу ночью особо и делать нечего было. Шаг в сторону - купайся снова.

Помимо котла с чаем на тросе так же висели носки и рукавицы каждого из нас. Между ними торчала нога Стаса. Нет, не из котла. Просто он умудрился промокнуть настолько, что конечности приходилось сушить уже целиком. Спустя полчаса стало совсем не понятно, откуда идёт пар: от одежды, от котла, от Стаса? Проморгали. На дне котла осталось лишь чуть-чуть, а всё остальное улетело согревать атмосферу. Ну да ладно, зимой воды нет что ли? Начерпали половником снега и поставили заново. Попутно началась сдача Стаса на третий разряд. Но вот не повезло ему. Сдавать родиноведение Койоту и Дельфину - высший пик трудности в нашей дружине.

Вы скажете, что я тут расписываю всякую мелочевку? А больше, собственно, и рассказывать нечего. Всё самое интересное было на следующий день.

А до него предстояла ещё ночёвка в зимнем лесу. Подкрепление, столь ожидаемое нами, так и не пришло - разбросал ветер наших друзей по всему городу. Так что четырёхместная палатка стала для нас троих царскими хоромами. Холодными, правда, да не суть. Прижавшись друг к другу, дабы не растрачивать остатки тепла, мы уснули. Потом поочерёдно проснулись уже в четвёртом часу утра с мыслями, что что-то не то. У каждого оно было своё. Кто-то не чувствовал ступней, кто-то носа. Устроив пятиминутную физкультминутку, мы довели температуру до приемлемого уровня и уснули вновь. На сей раз часов до семи. Потом повтор разминки и ещё часик сна.

Когда с утра вылезаешь из палатки, то становится ясно, что не так-то холодно в ней и было.

Шансов, что Ястребы безукоризненно до нас дойдут, были совсем невелики, так что за ними отправился Дельфин, а Койот и Стас остались воскрешать лагерь. Костёр, ушедший от нас ещё вчера в яму, воскрешался очень плохо. Чадил, дымил, плевался гарью и опалил сапог Койоту. Тот в свою очередь высказал всё, что о нём думает, попутно радуясь, что Дельфина рядом не оказалось. Сапог же сморозился на холоде и превратился в добротный протез для бегемота-инвалида. Однако ни тем, ни другим Паша не являлся. Ходить в этом было, с его слов, совершенно неудобно и даже больно, так что ничего другого, кроме как собраться в обратный путь, прихватив заодно часть общей еды, не оставалось. Сапоги Стаса тоже оказались проплавлены не в одном месте (ох уж этот коварный костёр, прячущийся, как ни странно, под снегом), но из-за общей формы они теперь выглядели всего лишь как резиновые шлёпанцы и не особо мешали передвижению, так что Стас остался в строю.

Дела с Ястребами тем временем шли немногим лучше. Встретив там же и Капуцина, решившего-таки присоединиться к нам, Дельфин сопровождал младшее звено, вмешиваясь лишь в крайних случаях. Ястребы же вели себя полностью в соответствии с их именем. Зорким птичьим глазом они углядывали незаметнейший красный фантик в ста метрах от дороги, всей толпой ломились туда, увязая в сугробах, и пробегая туда прямо по выложенной на земле стрелке из веток. Разочаровываясь в фантике, они с грустью выползали обратно на дорогу, где их буквально тыкали носом в стрелку. А дабы поощрить внимательность, дальнейший путь они проделывали вместе с бревном, найденным неподалёку. Зато не скучно. И вот, все сугробы перерыты, все стрелки поломаны, мокрые Ястребы и бревно подходят к последнему знаку. Победа, почти. Осталось взять последний азимут (ну, или три азимута) и соорудить стоянку с горящим костром и кипящей похлебкой.

Дельфин и Капуцин дали, последние наставления пернатым друзьям, после чего отправились на свою стоянку с мыслями о заслуженном завтраке. На бивуаке было пусто, только потухший костер подавал незначительные признаки жизни, поплевывая дымком, и грустно вздыхала палатка. В палатке сидели удрученные потерями еще не ушедший Койот и Стас, команда обменялась мнением об этом бурном утре, комиссовала Пашу, который успел напоследок еще немножко погонять Ястребов и принялась за приготовление запаздывающего завтрака.

Костер горит, Рыси сыты, Ястребы в снегах ведут борьбу за существование, красота. Но у нас нет времени на игры нам пора … делать добрые дела. Раздался звонок телефона, напоминая, что лес вокруг - не тайга, а пригородный лесок, где интернет лучше, чем в квартире. Это был звонок от Мустанга, очередного члена нашего братства. Он с отцом обеспечил оборудование для нашего плана, а также привез запас фуража для голодающих. Пришлось экстренно снимать лагерь, Ястребы к этому времени разожгли большой костер и собирались ставить на него котелок. Все мы выстроились дружной толпой и потопали к месту сбора.

Пара слов о добром деле, в планах у нас было починить мостик на «Лыжне здоровья», чтобы люди, не любящие риск и опасные горки, преодолевали их по ровному мосту. Ястребы рассредоточились по лесной чаще в поисках дров, старшие с орущей бензопилой занимались почти тем же – заготовкой древесины, с той лишь разницей, что наша древесина (ель и сосна в основном) укладывалась не колодцем, а ровными лагами над канавой. Работа шла спокойно и мало-помалу приближалась к завершению. Но лес знает слабости каждого, стоило нам расслабиться и потерять бдительность, из леса брызгая слюной, сбивая лыжников, выскочило косматое чудовище и бросилось уничтожать наши съестные запасы. Парочка добрых молодцов, имен уже не вспомню, вскочили и принялись оттаскивать его. Большая черная собака, с ошейником, поводком и неутолимым чувством голода. Работать стало немного труднее, так как хозяин сего существа не нашелся, пришлось приставить к собаке (позже получившей массу имен от Ястребов, также установивших, что это пес) одного защитника провианта.

За делом время летит куда быстрее, резко потемнело, в сумерках «ожил» остов недостроенного моста, а животы, напоминая про ускоренный на природе метаболизм, жалобно молили о заправке. Было решено оставить окончание стройки на следующий раз, в связи с нехваткой инструмента и стройматериала (мы не взяли доски). Младшее звено тоже знатно умаялось, они собрали весь хворост в округе и стряхнули снег со всех ёлок в лесу. Дружно уселись кругом, рядом шкворчал закипающий самовар, костер бросался затейливыми тенями, псина просила очередной пряник, день удался, каждый мысленно развязывал узелок на левом кончике галстука. Вечерние байки под кружечку чая у сверкающей кучи углей - пожалуй, лучшая награда.

Рюкзаки снова за плечами, мы не торопясь идем по лунной тропинке, обмениваемся впечатлениями, кто строит планы на следующий выход, кто молча наслаждается моментом. Дима уносится с псом куда то вдаль, наши мысли летят за ним.

Р.S. Вы не думайте, мы мост доделаем.

4-5.02.2017г.

Обновлено 19.02.2017 19:00
 

Скаутский мир. Газета Организации Российских Юных Разведчиков

ОРЮР (Организация Российских Юных Разведчиков) © 2009
При использовании наших публикаций просим ссылаться
на автора публикации и наш сайт - www.orur.ru
Изготовление сайта: Web-Arsenal при поддержке Symbol-Russia и Hrest-Info